Хитрости банков довели мир до бесхитростного коллапса

Правительству Исландии удалось собрать специальную группу из более 100 следователей, которые доказали вину менеджеров, отвечающих за руководство банка-банкрота Glitnir, и которые собираются выдвигать обвинения против других известных банкиров и бизнесменов, в том числе боссов двух других крупных банков Исландии.

В Испании ведется расследование относительно поведения 90 бывших руководителей банков и членов совета директоров. Тщательно расследуются различные хитрые сделки с подставными лицами, льготные кредиты для самих себя, внеочередные выплаты заработной платы и предоставления пенсионных пакетов, переплаченные «золотые» рукопожатия и щедрые выплаты за участие в торжественных встречах в честь подписания различных соглашений и контрактов.

Существуют также определенные различия в законодательстве, применяемом в различных странах. Основная причина слабости американских и британских регуляторов и прокуроров состоит в том, что им очень сложно доказать связь между правонарушениями, которые происходят на низких руководящих звеньях банка, с высшим руководством банка, например в случае со ставкой LIBOR. Другой причиной является то, что, как правило, законом не запрещено посадить банк «на мель» из-за собственной некомпетентности (хотя британские и немецкие политики ведут консультации по введению уголовного наказания за безрассудное, халатное управление).

Порог для привлечения банкиров к ответственности в одних странах ниже, чем в других. Например, в Германии, Швейцарии и Австрии действует своеобразная «эластичная» концепция под названием Untreue или злоупотребления доверием, которая определяется как небрежное выполнение своих обязанностей, в результате чего был нанесен реальный ущерб конкретному учреждению. С начала кризиса немецкая прокуратура обвинила в преступлениях, в том числе в Untreue, известных банкиров в таких учреждениях как WestLB, BayernLB, HSH Nordbank и Sal Oppenheim.

В Бразилии закон еще строже. Он возлагает личную ответственность на руководителей и директоров банков ( а также их контролирующих акционеров), и заставляет их погасить долги обанкротившихся банков даже там, где не доказано их личной вины. «Идея заключается в том, чтоб поставить на карту ​​капитал руководства банка», — говорит Хосе Луис де Мелло из нотариальной фирмы Pinheiro Neto в Сан — Паулу.

Тем не менее, наложение более строгих стандартов ответственности имеет свою стоимость. Это может сломать традицию в английском и американском праве, по которой суды избегают вынесения приговоров в принятых бизнес — решениях, которые были сделаны честно, но ошибочно.

Профессор права Генрих Хонселл считает, что использование Untreue последнее время в коммерческих делах является тревожным явлением.

«Это не правильно: устанавливать уголовную ответственность за допущенные ошибки, — говорит он. — Очень скоро судьи будут говорить нам, как управлять рисками».

Противники закона о борьбе с неразумным управлением предупреждают, что в результате это может отбить желание у банкиров работать с любого рода рисками.

Если же в дальнейшем развивать идею осуждения к тюремному заключению за некомпетентность, регулирующим органам в своей работе придется стать гораздо жестче. Самосуд не является желательным. А вот правосудие — да.